Вы здесь: Главная > Популярное > Почему мир игнорирует курдских революционеров в Сирии? — Дэвид Грэбер (архив)

Почему мир игнорирует курдских революционеров в Сирии? — Дэвид Грэбер (архив)

В 1937 году мой отец отправился добровольцем в интербригады Испанской республики. Будущий фашистский переворот на время был остановлен восстанием рабочих, начало которому положили анархисты и социалисты, большую часть Испании охватила подлинная социальная революция: целые города перешли под непосредственное демократическое управление своих жителей, промышленность оказалась под контролем рабочих, права и возможности женщин были радикально расширены.

Испанские революционеры надеялись создать образ свободного общества, за которым мог бы последовать весь остальной мир. Вместо этого мировые державы декларировали "политику невмешательства" и придерживались строгой блокады республики даже когда Гитлер и Муссолини, мнимо подписавшие те же декларации, направили свои войска, оружие и средства для поддержания фашистской стороны. В результате последовали годы гражданской войны, закончившейся подавлением революции и одной из самых кровавых расправ кровавого века.

Я никогда не думал увидеть на своём жизненном пути что-то подобное. Очевидно, что нет ни одного исторического события, которое бы повторилось вновь. Существует множество различий между тем, что произошло в Испании в 1936 году, и тем, что происходит в Сирийском Курдистане сегодня. Но некоторые сходства настолько поразительны и так огорчают, что я как человек, выросший в семье, взгляд на мир которой во многом определялся испанской революцией, чувствую определённую необходимость сказать: мы не можем позволить этим событиям закончиться точно так же снова.

Автономная область Рожава (Сирийский Курдистан — прим. переводчика), как она существует сегодня, является одним из немногих светлых пятен, образовавшихся после трагедии Сирийской революции. Вытеснив ставленников режима Асада в 2011 году и несмотря на враждебность практически всех своих соседей, Рожава не только сохраняет свою независимость, но и является замечательным демократическим экспериментом. Главным органом принятия решений здесь стали народные ассамблеи, советы же избираются при тщательном соблюдении этнического баланса (в каждом муниципалитете на трёх главных должностях должен быть один курд, один араб и один ассирийский или армянский христианин, хотя бы одну должность из трёх должна занимать женщина), существуют также женские и молодежные советы: замечательным эхом испанских Мухерес Либрес (Свободных женщин) является феминистская милиция YJA Star (Союз Свободных Женщин; звезда (star) здесь отсылает к древней месопотамской богине Иштар), силой которой было проведено множество боевых операций против сил Исламского Государства.

Как может нечто подобное происходить и быть почти полностью игнорируемым мировым сообществом и в особенности международным левым движением? В основном это может происходить потому, что революционная партия Рожавы, PYD, действует в союзе с курдской рабочей партией из Турции, марксистским партизанским движением, которое с 1970 года продолжает заниматься длительной войной против Турецкого государства. НАТО, США и ЕС официально классифицируют их как террористическую организацию. Между тем левые часто списывали их со счетов как сталинистов.

На самом деле РПК лишь отдаленно напоминает ту вертикально организованную ленинстскую партию из прошлого. Внутренняя эволюция организации и взглядов её основателя Абдуллы Оджалана, находящегося в турецкой тюрьме с 1999 года, привели её к кардинальному изменению своих целей и тактики.

РПК заявляет, что больше не стремится создать курдское государство. Вместо этого, чему отчасти способствовало видение основоположника социальной экологии анархиста Мюррея Букчина, РПК теперь черпает свои идеи из так называемого "либертарного муниципализма", призывая курдов создавать свободные самоуправляемые общины, основанные на принципах прямой демократии, невзирая на границы национальных государств, которые, как надеемся все мы, со временем потеряют всякий смысл. Таким образом, курды предложили модель борьбы, которая может стать основой для всемирного движения к подлинной демократии, кооперативной экономике и постепенному растворению бюрократических национальных государств.

С 2005 года РПК, вдохновленная стратегией повстанцев-сапатистов в штате Чьяпас, заявила об одностороннем прекращении огня в отношении Турции и начала концентрировать свои усилия в развитии демократических структур на подконтрольных себе территориях. Некоторые ставят под сомнение масштабность всего этого на самом деле. Очевидно, что авторитарные элементы остаются. Но то, что произошло в Рожаве, где Сирийская революция дала возможность курдским радикалам осуществить такие эксперименты в большой мере, и на сопредельных территориях, даёт возможность предположить, что всё это — совсем не показуха. Сформированы советы, ассамблеи и народная милиция, собственность перешла под контроль самоуправляемых рабочих кооперативов — и это несмотря на постоянные атаки со стороны крайне правых сил ИГ. Результаты удовлетворяют любым определениям социальной революции. На Ближнем Востоке, по крайней мере, эти усилия были замечены: особенно после того как силы РПК и Рожавы перешли с боем на территорию Ирака с целью спасения тысяч беженцев-езидов, попавших в ловушку на горе Синджар, после того как местные пешмерга («глядящие в лицо смерти» — курдские военизированные формирования в Ираке — прим. переводчика) бежали с поля боя. Эти действия приобрели широкую огласку в регионе, но удивительным образом не получили никакого отклика в европейской и североамериканской прессе.

Теперь ИГИЛ вернулся с большим количеством танков и тяжёлой артиллерии американского производства, взятых у иракской армии, чтобы тем самым отомстить революционным ополченцам в Кобане, объявив о своем намерении устроить резню и поработить — да, буквально поработить — всё гражданское население. Между тем турецкая армия стоит на границе, предотвращая переброску подкрепления и боеприпасов ополченцам, самолёты США лишь шумят над головами и осуществляют случайные, символические удары — видимо, просто чтобы можно было сказать, что они не бездействовали во время того, как защитники одного из самых главных демократических экспериментов в мире находились под сокрушающим огнём.

Если провести параллель с набожными убийцами фалангистами Франко, то кто это, как не ИГИЛ? Если провести параллель с испанскими Мухерес Либрес, то кто это, как не храбрые женщины, защищающие баррикады Кобане? Готов ли мир — и самое главное, интернациональное левое движение — продолжать оставаться безучастным и дать истории повториться вновь?

Опубликовано 09/10/2014

Источник: The Guardian

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментирование записей временно отключено.